→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Обстановка на Ближнем Востоке. Гость - президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Сатановский: Понятно, что не всё в этом мире хорошо. Но на самом деле самое, что не хорошо, сейчас не у нас (такое тоже бывает), а на афганской границе с бывшим Советским Союзом. Потому что все наши сказания по поводу того, что может произойти, если настанет "центральноазиатская весна" про наступление боевиков на ту или иную республику, сейчас, похоже, реализуются в виде некоторых сценариев на границе Афганистана и Туркменистана. Причём, с туркменской стороны руководство всё-таки проснулось, и туда сконцентрировали всё, что там только есть с точки зрения защиты границы. Но вот проблема. С афганской стороны захвачено всё приграничье, зачищены, что самое главное, долины Амударьи (левобережье) и Мургаба.

Почему это самое главное? Водозаборники Каракумского канала находятся один - в пяти, а другой - в семи километрах от того места, где сейчас концентрируются талибы, и никому не известные боевики с юга.

Соловьёв: А вода в этом регионе - это жизнь. Там войны за воду велись.

Сатановский: Каракумский канал. Если пересекается это всё. А всё это элементарно. Это два бульдозера делают за три часа. Потому что очень мелкая, ширина - метров десять. Был такой анализ того, что происходит, если отсечь водную артерию, в своё время сделанный ещё в советские годы. Мургабский оазис оказывается в зоне бедствия через неделю. Через две недели Ашхабад теряет воду. Там есть мелкие источники воды, какие-то небольшие водохранилища. Но это самое элементарное для Центральной Азии. Вы отсекаете воду - а вообще там уже тёпленько-тёпленько. Там лето наступает. И дальше, что, собственно говоря, будет делать ваш противник. Это же ещё Чингисхан знал хорошо, который отводил реки от какого-нибудь Хорезма. Отвели - и всё, кому нужны твои стены... Это первое.

Полностью слушайте в аудиоверсии