→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

В Вене заключено долгожданное соглашение по иранской ядерной программе. Тегеран принимает на себя обязательство отказаться от любых попыток создания ядерного оружия в обмен на снятие санкций. При этом эмбарго ООН на поставки Ирану оружия будет сохраняться в течение пяти лет, на поставки ракетных технологий - восьми лет. В соглашении предусмотрен и механизм восстановления санкций в течение примерно двух месяцев, если Иран нарушит соглашение. На прямой связи из Израиля - экс-глава спецслужбы "Натив", политолог Яков Кедми. На прямой связи - Мария Захарова, заместитель директора Департамента информации и печати МИД РФ.

Соловьев: Мы дозвонились до человека, которого многие из вас просили, чтобы мы вывели его в эфир. Это Яков Иосифович Казаков, родившийся в Москве в 1947 году, который вошел в историю отнюдь не только России, но и Израиля, как человек, служивший в армии в танковых войсках, участвовавший в войне Судного дня в 1973 году, а с 1977 года работавший в структуре, которая называлась "Натив", и до 1999 года стал возглавлять эту спецслужбу государства Израиль, и стал уже известен миру как Яков Кедми, награжден боевыми наградами государства Израиль. Сейчас, наверное, один из самых видных экспертов, политологов, который завоевал сердца многих наших слушателей и пользователей Интернета, благодаря своим очень глубоким, парадоксальным и иногда крайне резким выводам и анализу происходящего в мире.

Доброе утро, Яков Иосифович, или, если можно, называть вас Яков?

Кедми: Доброе утро. Меня в Израиля называют Яша.

Соловьев: Да, в "Википедии" так и написано: Яков (Яша) Кедми. Но будет звучать несколько фамильярно, если я к вам буду обращаться просто Яша. Яков, скажите, пожалуйста, вчера весь мир очень обрадовался, Барак Обама выступал так, как будто он лично сломал Иран и всех прочих через колено, и получили якобы фантастический на выходе дипломатический результат. Однако руководство Израиля оказалось настроено в высшей степени скептически, сказав, что "это гигантская ошибка". Как в Израиле видят эту сделку с Ираном, и почему Израиль с такой опаской относится к словам Ирана?

Кедми: Это зависит от того, с кем в Израиле говорить. Если вы говорите с политиками, которые сегодня находятся у власти, то они это видят с одной стороны, если говорите с профессионалами, которые занимались Ираном в свое время, я не отношусь к таким, то у них совершенно другое мнение. Так что в Израиле, и не только потому, что это еврейская страна, как и у любой страны, есть много разных мнений. Я могу высказать свое.

Соловьев: Прошу.

Кедми: Соглашение это в моих глазах отражает то, что в конце концов Иран и Соединенные Штаты немножко спустились на землю и стали мыслить более реальными категориями. Соединенные Штаты больше волновало не ядерное оружие Ирана, хотя оно их и волновало, их больше волновала власть в Иране. Конфликт между Ираном и Соединенными Штатами был больше всего из-за того, что Соединенные Штаты все время мечтали изменить власть в Иране, а ядерное оружие было инструментом, который усиливал эту власть, давал и определенную степень безопасности. Примерно два года назад Соединенные Штаты пришли к выводу, что у них нет возможности поменять власть в Иране внешним давлением и санкциями, и поэтому они стали искать способ, как же все-таки жить с этим явлением, которое невозможно изменить.

Военный удар, который планировался, и к которому была готова американская армия, но не хотела его производить, мог привести в лучшем случае, по оценке самих военных американцев, к тому, чтобы ядерная военная программа Ирана задержалась, может быть, на год, а в лучшем случае - на три года, но остановить ее американская армия была не в состоянии. А привести с помощью военного удара к внутренним изменениям, которые сменят власть, американцы пришли к выводу, что они тоже не в состоянии. И тогда они решили: хорошо, мы с этим будем жить.