→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Предвыборная кампания в США. Первые дебаты республиканцев. На прямой связи из Вашингтона - политолог Николай Злобин.

Злобин: Доброе утро всем.

Соловьёв: Здорово, Николай Васильевич. Ну, рассказывай, что там у тебя на хозяйстве. Дональд Трамп там совсем из ума вышел?

Злобин: Докладываю. Трамп в своём репертуаре. На самом деле критики Трампа отчасти лукавят, потому что именно его экстравагантные высказывания привели к тому, что первые республиканские дебаты, которые прошли в Айове, собрали рекордное для неспортивных передач количество зрителей. Особенно для канала Fоx News, который, в общем, не является самым популярным каналом в США, мягко говоря. Но дебаты посмотрели 24 миллиона человек, по данным соответствующих компаний, которые занимаются подсчётами. Это вообще, так сказать, максимальный рекорд для неспортивных кабельных каналов. Так что на самом деле Трамп приложил руку к тому, что такой вызвал интерес. Даже вспоминают здесь обозреватели, что в 2008 году дебаты между Хиллари Клинтон и Обамой смотрели только 10,5 миллиона человек. То есть сейчас прыжок очень сильный такой. Интерес к выборам растёт. Америка соскучилась по республиканцам. Поэтому первые республиканские дебаты, которые прошли на прошлой неделе, вызвали вот такой большой-большой интерес. И, я повторяю, раз ты так интересуешься Дональдом Трампом, он вызвал немало интереса к себе.

Уже прошло несколько дней, прошли выходные. В прессе обсуждаются высказывания. Он, конечно, совершенно гениальный пиарщик. Он то забирает свои слова, то снова пытается их объяснить по-разному, вызывает споры - то есть привлекает внимание к себе. Я так понимаю, что это достаточно хитрая политтехнология. Поскольку за счёт своих программных каких-то тезисов и отношения американцев к нему он избранным быть не может, он поддерживает интерес к себе таким образом. На сегодняшний день он является звездой в кампании республиканцев. Хотя все понимают, что эта звезда скоро погаснет. Все наслаждаются этим, пока он ещё там. Потому что явно, что...

Соловьёв: А почему он должен погаснуть?