→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Федеральный список экстремистских материалов: что входит и как работает. Главный приз на Казанском фестивале получил фильм про легион "Идель-Урал" в Вермахте. В чем фальсификация истории? Гость - историк Армен Гаспарян.

Соловьёв: Ты знаешь, меня стали долбить фразы "А почему, Соловьёв, ты не кричишь, что Рамзан Кадыров назвал прокуроров шайтанами за то, что некоторые суры Корана были признаны экстремистскими". Я сказал: "Вообще, он, по-моему, прав". Действительно шайтаны.

Гаспарян: Произошла традиционная дикость с нашим федеральным списком экстремистских материалов. Просто она впервые вышла на такой широкий уровень. Сама идея федерального списка абсолютно правильная. Такая практика существует, например, и в Германии. Там всё жёстко. Попал в федеральный список - собирается экспертная группа учёных, общественных деятелей. Если фиксируется факт, документ, соответственно, признаётся экстремистским. Это может быть книга, статья, песня, фильм. И дальше он блокируется.

Соловьёв: И всё, до свидания.

Гаспарян: Как происходит в России. Начался федеральный список экстремистских материалов - сразу заход с козырей. Начали с того, что запретили трёхтомник Иохима Феста. Виднейшая работа мировая, трёхтомная монография по жизни Гитлера. Получила все возможные научные признания. Книга года, по версии The New York Times, книга месяца и так далее. Как это происходит. Просыпается какой-нибудь условный Пантелеймон Захарович Пухапдульский в плохом настроении, сдуру попадает в книжный магазин, видит эту книгу и считает, что она оскорбляет его эстетические чувства. После этого он пишет заяву в прокуратуру. В прокуратуре этим заниматься не охота, естественно. Они находят какого-нибудь условного Сидора Пафнутьича из Института пуха и пыли, который за день составляет акт о том, что да, действительно здесь существует экстремизм. Всё это уходит в суд. Суд признаёт это экстремизмом. Соловьёв: Потому что суду что дёргаться? Экспертиза есть, прокуратура есть.