→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

МИД Польши вызвал российского посла. Политика Варшавы в 30-х гг. Что сегодня пытаются забыть в Польше? Латвия: концлагерь Саласпилс существовал только в советской пропаганде. Гость - историк Армен Гаспарян.

Соловьев: Армен, что тебя заинтересовало, огорчило, удивило на этой неделе?

Гаспарян: Позиция Польши. Вызван наш посол Андреев. Ему высказано громкое "фи" за то, что он позволил себе напомнить кое-чего из относительно недавней, столетней давности по сути дела польской истории. Варшава традиционно играет как в детстве: давайте кинем монетку. Орел - я выиграл, решка - ты проиграл. Ничего нового нет, но вот эта нервная реакция, конечно, в достаточной степени удивительная, потому что ничего такого принципиально нового Андреев не сказал. Больше того, он, как дипломат, как человек тактичный, не напомнил об очень многих неблаговидных деяниях Польши, о которых можно было бы вспоминать, но Россия уже 25 лет старается не педалировать такие злые стороны нашей совместной истории. Может быть, это и правильно. Я не очень с этим соглашаюсь.

Соловьев: Как расстрел красноармейцев?

Гаспарян: Расстрел красноармейцев. Деятельность небезызвестной организации "Прометей", деятельность дефензива. Когда современные польские политики рассуждают о том, что они, дескать, никогда русофобии не предавались, а боролись всегда против Советского Союза, это, конечно, очень смешно слушать. Именно русские мигрантские организации по сравнению со всей остальной Европой в Польше находились в самом плачевном состоянии, за исключением, пожалуй, только разведывательной деятельности ничего другого делать не давали. Например, Савенкова попросили из Польши просто уехать. Они сделали вид, что они так сильно испугались ноты советского правительства. На самом деле, конечно, Савенков с его борьбой за единую неделимую великую Россию был Польше не менее ненавистен, чем Ленин. А, может быть, даже в некоторой степени больше, потому что Савенков, как известно, родился в Варшаве, он воспринимался своим ренегатом. Он, Иван Каляев, Дзержинский, Менжинский просто по умолчанию негодяи, поэтому то, что сегодня мы наблюдаем в Польше, это попытка сделать вид, что ...

Соловьев: Да, мы сейчас, конечно, разорвали сердца некоторых наших слушателей на части. Дзержинский не был евреем. Извините, он был из мелкопоместных шляхтичей. Вот не был евреем.