→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Недавно известный телеведущий Владимир Соловьев взорвал медиапространство резкими высказываниями о комментаторе Василии Уткине. Стало понятно – Владимир Рудольфович за футболом следит. Однако во время разговора с Соловьевым «ССФ» узнал, что он не просто болельщик – когда-то в детстве занимался в ФШМ и до сих пор (в 51 год!) два раза в неделю играет в «Лужниках» в команде Правительства России. А однажды сделал дубль в ворота не кого-нибудь, а самого Рината Дасаева!

«УДАРОМ МЯЧА ОТЕЦ СЛОМАЛ ВОРОТА»

– Вы и футбол – как это началось?

– Первое воспоминание: мы с отцом по телевизору смотрим матч «Спартак» – «Динамо». Мне года три-четыре, я у него на коленях, он болеет за «Спартак», а я – за «Динамо», отец к этому относился спокойно. Он и сам здорово играл, папа вообще был очень спортивный – мастер спорта по боксу. Летом часто работал начальником детского лагеря, его студенты до сих пор рассказывают, что как-то раз отец ударом мяча сломал футбольные ворота. Наверное, штанги подгнили, но история красивая!

В детстве я все время был с мячом. Причем никогда не мог чеканить и технарить, но мне нравилось отдать красивый пас, разрезать, обмануть. Однажды прочел у Николая Петровича Старостина, как они с братом развивали скорость, ускоряясь среди толпы. Тоже стал работать над ускорениями (улыбается).

– Кстати, была у вас любимая футбольная книга?

– «Пеле, Гарринча и футбол» Игоря Фесуненко. Он в 1970‑е написал несколько книг о бразильском футболе, они стали для меня библиями.

– В футбольную секцию ходили?

– Знакомая отца устроила в ФШМ, директором которой работал Валентин Бубукин (потрясающий человек, обожаю его!). Сезон я там промучился, хотя постепенно количество переросло в качество – стал попадать в основу, неплохо играл левого защитничка. Но затем пришлось бросить – началась английская спецшкола, а ездить в Лужники было далеко. Времени уходило много, а таланта нет. Я всегда фанатично любил футбол, а он меня – нет. Да и как я мог пойти в футбол? Интеллигентная семья! Дед любил шутку: «Было у отца три сына, двое умных и футболист».

Потом занимался в Филях, в советское время туда брали всех мальчишек, даже не особо одаренных. Наш тренер когда-то играл в «Локомотиве», из-за алкоголизма рано закончил карьеру и ушел работать с детьми. Как сейчас помню: сижу в запасе (я и основной состав – разные миры) – и он мне: «Готовься!». Разминаюсь, а он говорит кому-то из родителей: «Ну как я его не выпущу? Он так любит футбол! Способностей, правда, ноль…». Думаю: «Сейчас как выйду, как покажу чего-нибудь!».

– Показали?

– Нет, конечно. Один из самых красивых в жизни голов я забил пяткой! Пытался прервать передачу и с лета как долбанул! Правда, попал в свои ворота. С 14 лет началось карате, и параллельно с этим вдруг выросли способности в футболе.

– Как у Ибрагимовича?

– Наверное, хотя смешно себя с ним сравнивать! Моим основным видом спорта стал мордобой – тренировок по карате было столько, что кимоно просыхать не успевало! Детство ушло, началась тяжелая работа.

– За «Динамо» продолжаете болеть?

– «Динамо»… У меня проблемы с нынешним футболом. В советское время клубы были традицией, легендой. А сейчас только деньги – и потому неинтересно. Смотришь на результат матча, видишь дикое количество людей и не понимаешь, кто они: кто эти люди, из какой они страны? Я понимаю – мировая тенденция и все такое, но хотелось бы больше наших воспитанников. Помню, как появились Андрей Аршавин и Александр Кержаков, как начинал Артем Дзюба…

«ДАСАЕВ – МНЕ: «ВОЛОДЯ, ТЫ МНЕ КОСТЮМ ДОЛЖЕН И БОТИНОЧКИ»

– За какой клуб вы сейчас болеете?

– Не за клуб, за людей, многие из которых мне дико нравятся. Очень болею за Диму Аленичева, именно за него, а не за «Спартак», – он замечательный парень! Когда он стал ветераном, играл с ним в футбол. Год назад следил за его «Арсеналом». Спрашивал у Аленичева, в чем секрет Моуриньо. Говорит: «Футбол там не столь важен, просто он настолько влюблял в себя игроков, что ты готов был на поле отдать за него свою жизнь». Дима – человек негромкий, но очень понимающий и тонкий. У таких получается либо гениально, либо никак. Мне очень нравится тренер ЦСКА Слуцкий, он – личность! Неравнодушная, живая, с ним интересно говорить.

– Получится у него в сборной?

– Рано или поздно ему должны были дать такой шанс, но то, как это сделано… Мне кажется – это унизительно. Работа без зарплаты! И это после заработков Фабио Капелло. Такое неуважение к российскому тренерскому корпусу и к Слуцкому лично! Поймите, это не вопрос денег, а показатель отношения нас к самим себе. Вылизываем задницы иностранцам, пренебрегая нашими… Нравится Валера Газзаев, мы с ним, кстати, тоже играли. А как он выступал за «Динамо», отобрать у него мяч было невозможно!

Владимир Соловьев

– Говорят, любил красиво упасть в штрафной площади…

– …то есть предсказал развитие современного футбола!

– Где вы со всеми этими звездами играли?

– 1990‑е годы, время тяжелое. Ребята-коммерсанты приглашали меня как относительно известного человека на товарищеские матчи, а где-то рядом всегда оказывались ветераны – Юрий Гаврилов, Федор Черенков, Ринат Дасаев. Подружились, они же замечательные люди! А какое у них чувство юмора! Я тогда рекламировал мужскую одежду. И вот однажды случайно забил Дасаеву – из-за линии штрафной «плюнул» и попал.

Дос – мне: «Володя, костюм должен». Забиваю второй – он опять: «И ботиночки!». Они же все про тебя, любителя, понимают, но всегда находят какое-то доброе слово. Гаврилов как-то: «Я помню, как ты мне шведой вырезал, я так не умею» (смеется).

– Сейчас играете?

– Прямо сейчас нет – травма, а вообще играю за «Росич» – это команда Правительства России. Меня туда привел известный политический деятель Леша Пиманов. Он продюсировал меня на Первом канале, сказал: «Давай подтягивайся!». Так я оказался среди политиков. Тренером был Бубукин, он очень смеялся над тем, что я в детстве был у него в ФШМ и в зрелом возрасте опять к нему попал. Борисыч пообещал: «Теперь я тебя точно дотренирую!». Еще он любил повторять: «Играть будем все, но не все сразу». Ему нравилось, когда «крупным помолом» – мол, по мячу нужно бить как следует. Если мы спрашивали, что ему подарить, он говорил: «Лучше косточку» – то есть деньги в конверте. А в идеале – «косточку сахарную», то есть много.

Другой известный ветеран Геннадий Логофет тренировал команду Российского еврейского конгресса, в которой я играл. После первой же тренировки он понял, что нужно объяснять азбуку, но, выходя на поле, мы обо всем забывали. На пятом тактическом занятии он не выдержал: «Слушайте, евреи, я думал, вы хотя бы умные».

«У ВАСИ УТКИНА НЕТ УВАЖЕНИЯ К ФУТБОЛИСТАМ»

– У вас есть любимый комментатор?

– Мне очень нравился Владимир Маслаченко, оба Майоровы, Перетурин. Из нынешних – Генич неплохой, Батурин, Дементьев. Черданцев, он же занимался в спартаковской школе, обожает футбол и футболистов.

– Разве кто-то их не любит?

– Уткин, при всем к нему уважении. У него: «Какой же я красавец!». Футбол по боку, у него нет уважения к игрокам, к их труду. Когда я слышу Васю, понимаю, что он никогда не играл. Я-то вырос на комментаторах, которые сами были как минимум мастерами спорта международного класса. Они иначе чувствовали игру.

– Вы мечтали стать комментатором?

– Нет, конечно.

– Василий Уткин: «У Вовы Соловьева есть нереализованная мечта. Он хочет быть футбольным комментатором. Именно поэтому он всегда гнобит футбольных комментаторов. Может, не всех, может, с кем-то успел подружиться. Это нереализованный комплекс».

– Вася видел меня один раз в жизни, когда приходил ко мне на передачу. Никогда со мной не общался. Счастлив, что Уткину нравится играть в знатока моих мечт! Я комментировал на «Серебряном дожде». Это была идея Саши Гордона – чтобы человек мог выключить звук на телевизоре и смотреть под комментарий на радио. Ничего тяжелого в этом нет.

– Бывает, что смотрите футбол с выключенным звуком?

– Как правило, так и смотрю.

– А как насчет везучих и невезучих комментаторов?

– Очень хорошо отношусь к Вите Гусеву, но он реально нефартовый. Правда, с этой сборной тяжело быть фартовым.

– А кто тогда фартовый?

– Черданцев, он же на чемпионате Европы-2008 комментировал матч против Голландии, после чего вся страна запомнила его знаменитый вопль.

«ЧЕМ «МАТЧ ТВ» ЗАПОЛНЯТЬ ЭФИР?»

– Если бы вы могли пригласить в передачу «К барьеру» двух любых человек из футбольного мира футбола, кто бы это был?

– Пеле и Марадона. Бразилец никогда бы не забил рукой, он – джентльмен, а для Марадоны гол ничем не пахнет. Из современных – Месси и Роналду, у которых бы я спросил: «О чем футбол? Что это такое?». Ясно же, что для Месси это религия, его путеводная звезда, а для Роналдо – бизнес. Они настолько разные, что разговор мог быть потрясающе интересным.

Ну а если нужна драка, надо ставить Кассано против кого угодно.

– Например, Александра Бубнова!

Владимир Соловьев

– Он был прекрасным защитником и сейчас, бесспорно, отличный специалист. Мне просто кажутся сомнительными этические нормы написания им известной книги о «Спартаке». Она не очень правильная – только для того, чтобы автор заработал. А для меня деньги всегда пахнут, в данном случае – даже воняют.

Ко мне приходили спартаковские ветераны во главе с Георгием Ярцевым и просили, чтобы я дал им своего адвоката Шоту Горгадзе – понять, что можно сделать с этой книгой в юридическом поле, можно ли подать в суд. Не знаю, что они в итоге решили.

– Вы верите в новый проект – общедоступный спортивный телеканал «Матч ТВ»?

– Дай бог, чтобы у Тины Канделаки все получилось. Но люди не смотрят спорт, рейтинги ужасные. Спорта нет как индустрии и поэтому нет как индустрии спортивного телевидения.

– Разве на «НТВ–Плюс» не создали индустрию спортивного телевидения?

– Они создали большое количество комментаторов, которые сейчас все ломанулись на «Матч ТВ», а там – как в трамвае: «Джентльмены есть, местов – нет».

То, что происходит в нашем спорте, – это часто кукольный театр Карабаса-Барабаса. Удается найти спонсора – появляется феноменальный суперклуб. Потом спонсор уходит – и получается история «Анжи». Это все заранее обречено на провал. Слишком много в спорте олигархических денег, которые не развивают его, а убивают.

А «Матч ТВ» нужно что-то показывать. Два матча, которые смотрят три случайных зрителя? Тине скажут: «Дай рейтинг!». За счет чего она его даст? Клубы не заинтересованы в том, чтобы зарабатывать, они осваивают деньги спонсоров. Нет индустрии звезд. Ну, купили Халка, а он здесь звездой не стал. Кого раскручивать?

«Матч ТВ» нужно держать интригу, а в чем она, если в туре один интересный матч, максимум два? И чем же тогда заполнять эфир? В российском футболе сейчас нет героев. Таких, как в политике Жириновский. Роман Широков пытался им стать, но потом как-то успокоил свой твиттер. А нам нужен такой, как Федя Черенков, парень с нашего двора…

Текст: Николай Роганов для Sovsport.Ru