→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Смерть пациента из-за действий врача: подробности. О цинизме некоторых медработников. Гость - адвокат, председатель ОП Подмосковья Шота Горгадзе.

Горгадзе: Пришел я с историй достаточно грустной, скорбной. Печальна эта история не только потому, что в результате преступных действий одного так называемого врача умер здоровый человек, которому жить и жить, и радовать своих близких. А с другой стороны, эта история печальна тем ощущением безнаказанности, тем уровнем цинизма, который, увы, присущ бывает людям вне зависимости от их рода деятельности. Мне почему-то всегда казалось, Владимир, что твоя профессия должна в какой-то мере накладывать отпечаток на твой стиль общения с клиентами, и в первую очередь это касается врачей.

Соловьев: Ну, конечно.

Горгадзе: Потому что люди, которые призваны дарить жизнь, избавлять от болезней, спасать от смертей в меру своих профессиональных возможностей, не могут быть циниками, не могут быть бизнесменами, ставящими необходимость зарабатывать денег ценой жизни и смерти других людей во главу угла. Я хочу сегодня рассказать о так называемой клинике доктора Матвеева. О докторе Матвееве Дмитрии Валентиновиче и о его коллеге Голощапове-Аксенове Романе Сергеевиче. Эти два господина, я так понимаю, арендуют помещение в центральной городской клинической больнице города Реутова Московской области. И там ведут коммерческий прием граждан.

К ним обратилась в 2014 году Марьина Анна Николаевна. Обратилась с проблемой. Папа ее, 1951 года рождения, кстати, когда я видел его фотографию, это цветущий жизнью, крепкий, взрослый, но отнюдь не вызывающий сомнения в своем здоровье человек. У него были проблемы с сосудами. И доктор Матвеев во время приема, а позиционировал он себя именно как профессор, сосудистый хирург высшей категории, врач-флеболог, руководитель клиники сосудистой хирургии, и он постоянно бравировал тем, что эта клиника находится в хирургическом центре Центральной городской клинической больницы Реутова. Он умалчивал о том, что он лишь арендует помещение в этой клинической больнице, то есть маленькое крыло. А вывеска-то громкая.

Соловьев: В Академии наук мог тогда снимать и говорить, что он академик.