→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

История Влада Колесникова: что произошло на самом деле. Как Новый год вернулся после запрета в 1928 году. Кремлевские ёлки. Гость - историк Армен Гаспарян.

Соловьёв: В студии - Армен, и я им страшно недоволен.

Шафран: Что такое?

Гаспарян: Доброе утро. Я ещё не успел ничего даже сделать.

Соловьёв: А вот как я могу быть тобой довольным, когда ты... Ты знаешь, какой сегодня день, Армен? 29 число. Народ уже думает о том, как он салатики порежет, как что будет хорошее. Что ты пишешь народу? "Апокалиптический 2016 год = 666 + 666 + 666 + 6 + 6 + 6". Что в головах у людей? Армен, был салат оливье. А после того как ты такое понаписал, в головах у людей только одно - не кремлёвские ёлки, не 1920-е годы на дворе, а "Мама, мама, надо тратить деньги. Всё равно в следующем году они не понадобятся, так как ой, апокалипсис".

Гаспарян: Мне должно быть действительно безумно стыдно. Мне уже много раз говорили о том, что не надо читать газет по утру.

Соловьёв: Это правда. Это фраза, которую каждый советский ребёнок впитал с молоком матери либо с фильмом совершенно замечательного режиссёра, который, правда, теперь стал коммунистом. Хотя, может, и не теперь. Может, он им всегда был. Владимир Бортко. Напомню, что Армен напоминает нам цитату из Булгакова.