→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Политическая карта мира: дальнейшее развитие событий. Исторические тенденции.

Соловьев: Я хочу с вами поговорить несколько о другом. Вот, смотрите, ведь, если знать историю, если мыслить не категориями, что думает тот или иной лидер, а отвлечься, отойти от этого уровня, потому что, когда мы смотрим и анализируем личности руководителей и отношения их между собой, то зачастую мы теряем глубину вопроса. Ведь, Ань, ты понимаешь, что бы ни хотел тот или иной руководитель, который возглавляет страну, он является капитаном уже движущегося гигантского корабля. И чем больше страна, тем больше этот корабль. Это значит, что этот корабль обладает определенной инерцией. Даже если ты хочешь что-то изменить, ты хочешь его повернуть, это требует колоссальных усилий и немалого времени, ты не можешь его сразу взять и развернуть. Он все равно продолжит свое движение, все равно вот эта махина продолжает двигаться.

Кроме того, что есть этот корабль, здесь еще необходимо учитывать настроение элит, представление элит о том, кто они есть. Ведь точно так же, как Никита рассказывал о том, что есть понятие моральной экономики, тоже самое ведь относится и к политике. Ведь то, что сделал Чаянов, он привнес элементы, которые станут популярны в мировой экономической науке уже спустя полвека, то есть он привнес элемент психологии. Он пытался говорить о серьезнейшем влиянии человеческого фактора как такового, поднимая его с уровня спроса и предложения на уровень морали, понимания, что есть мораль. Но она действует не только в экономике, но и во многих других аспектах, связанных с человеческой жизнедеятельностью и определяющих направление движения политики.

Извините, что с утра так умно о таких важных темах. Кроме того, есть еще некий Гольфстрим. Вот ты попал, если корабль еще идет своим курсом плюс еще течет Гольфстрим, то вообще изменить это движение корабля становится бесконечно сложно. Это будет маневрирование в рамках этого Гольфстрима, этого гигантского потока. Вот таким Гольфстримом, если угодно, являются мировые исторические тенденции. Здесь мы подходим к таким глубинным слоям Марксизма и до Марксизма, потому что эти представления уже сформулированы, но отнюдь не открыты Марксом. Даны четкие дефиниции уже Карлом Марксом.