→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Интервью Владимира Путина немецкому изданию Bild. Основные тезисы.

Соловьёв: Анна Борисовна, давай дадим людям возможность послушать, что говорил Владимир Владимирович Путин.

Шафран: Да, мы в этом часе собирались послушать и обсудить интервью Путина немецкому изданию Bild, и у нас есть несколько частей. Это части, вышедшие несколько ранее, и три части новые, которые сегодня появились, касаемо преступления Турции, вопроса Сирии и Асада и о том, что такое региональные державы в сегодняшнем мире. С чего начнём, как думаете, Владимир?

Соловьёв: Давай начнём со вчерашней части.

Шафран: Да, я тоже так думаю. Слушаем.

Путин: Взял из архива беседы того времени советского руководства 90-го года с некоторыми немецкими политиками, в том числе господином Баром. Это никогда не публиковалось.

- Это интервью?

Путин: Нет, это рабочие беседы немецких политиков - Геншера, Коля, Бара - с советским руководством. Это с Горбачёвым, с господином Фалиным, который, по-моему, тогда возглавлял международный отдел ЦК. Это никогда не было достоянием гласности, и вы будете первыми и ваши читатели, которые об этом узнают. Это беседа 90-го года. Значит, смотрите, что говорит господин Бар: "Если при объединении Германии не сделать решающих шагов к преодолению раскола Европы на враждебные блоки, развитие может принять весьма неблагоприятный характер, обрекающий СССР на международную изоляцию". Это было сказано 26 июня 90-го года.

Господин Бар предлагал конкретные вещи, он говори о необходимости создания в центре Европы нового союза. Она не должна двигаться в НАТО, а вся Центральная Европа, включая Восточную Германию либо без неё, должны были бы объединиться в отдельный союз с участием и Советского Союза и Соединённых Штатов. И вот он говорит: "НАТО как организация, во всяком случае, её военные структуры не должны распространяться на Центральную Европу". Он уже был в то время патриархом европейской политики, у него был свой взгляд на будущее Европы, и он говорит своим советским коллегам: "Если вы с этим не согласитесь, а согласитесь, наоборот, с распространением НАТО, Советский Союз с этим согласится, то я больше в Москву вообще не приеду". Он видел, понимаете, он был очень умный человек. Он видел в этом глубокий смысл, был убеждён в том, что нужно поменять формат абсолютно, уйти от времён холодной войны. И мы этого ничего не сделали.