→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Его политические ток-шоу длятся порой больше двух часов, но желания переключиться на другой канал не возникает. Горячие темы, яркие ораторы и магнетическое обаяние ведущего не отпускают зрителей. Как живется Владимиру Соловьеву на самой вершине телевизионного олимпа, узнала корреспондент «Культуры».

Культура: Политических ток-шоу у нас много, но Вы среди ведущих — безусловно, номер один. Чем побеждаете конкурентов?

Соловьев: Я не считаю, что занимаю лидирующие позиции. К коллегам отношусь с большим уважением. Со всеми в приятельских отношениях, с некоторыми дружу. Каждый работает в своей нише, каждый вносит отпечаток своей личности в понимание событий. И я даже рад, что многие люди делают политические ток-шоу и пробуждают интерес зрителей к тому, что происходит вокруг. Не вижу никакого соревнования и расталкивания локтями.

Культура: Через Ваши программы прошла едва ли не вся политическая и культурная элита страны. А есть у Вас любимый герой?

Соловьев: Для меня очень важно, как говорят люди, приглашенные в студию. Чьи-то взгляды и идеи мне ближе, чьи-то нет. Но я хочу дать возможность зрителю слышать красивый устный русский язык. И, конечно, в этом плане — потрясающий Александр Проханов. Очень интересен Карен Шахназаров. Владимир Жириновский — всегда образный и точный. Практически мои гости, начиная от Николая Старикова и заканчивая Вячеславом Никоновым, — глубокие, блестяще образованные люди.

Культура: А Ваша личная позиция? Иногда она ускользает от зрителя. Возникает ощущение двойственности. Проханова сейчас похвалили, а в эфире подтруниваете над ним. Вроде, патриот, а либералов приглашаете...

Соловьев: Моя точка зрения никогда не высказывается на передаче. Только одну свою позицию я заявляю определенно, в развернутом виде: я очевидный антифашист. Фашизм и его любые проявления для меня неприемлемы. Я под фашизмом понимаю то, что называют этим словом в России — национал-социализм. Давая это определение, я не углубляюсь в дебри истории, например, в итальянский фашизм. Мои взгляды очень консервативны. Я не хочу войны. И это огромная трагедия — то, что происходит сейчас на Украине. Нельзя допускать гибели мирных жителей. Если говорить о моих политических взглядах, то я критикую всех. Независимо от того, дружу я с этим человеком или нет.

Культура: У Вас в программе во многом неизменный состав участников. Вынуждены приглашать одних и тех же? «Узок круг этих революционеров»?

Соловьев: Мы эту проблему пытаемся решать. Шеф-редактор нашей программы, ее руководитель Гаянэ Амбарцумян просматривает нереальное количество интернет-сайтов, видеопрограмм, идущих не только в России, — чтобы вычленить людей, которых можно пригласить на нашу передачу. У нас все время появляются новые лица — гости из Новороссии, с Украины, из-за границы. Но когда вы выходите два раза в неделю, а иногда и чаще, и на программе бывает от 16 до 20 гостей, то возникает ощущение некоего повтора участников. У нас не так много хорошо говорящих людей. Одни и те же персоны появляются на других каналах. И у зрителя может возникнуть некое уставание. Но пока нас спасает колоссальный интерес к темам.

Культура: Иногда Вы бываете очень суровы к своим гостям, начинаете их, как сейчас говорят, троллить. На Вас, похоже, очень обиделся депутат Евгений Федоров, о чем поведал в соцсетях...

Соловьев: Я не знал, что Евгений обиделся. Если он обиделся, меня это умиляет. Как известно, на обиженных воду возят. Господин Федоров начал троллить сам. Когда он заявил, что вся Дума работает под управлением госдепа, следовательно, получается, и он сам. А когда я спросил: «Как же депутат от «Единой России» может этим заниматься?» — в ответ получил откровенный троллинг.

Культура: Как Вы относитесь к его идеям, в частности, в экономике? Он высказывал их и на страницах нашей газеты...

Соловьев: Мне бы очень хотелось, чтобы деньги раздавались бесплатно. Но в условиях реалий российской экономики я хорошо понимаю, к чему это приведет. И когда в ответ мне приводят аргумент: «А вот посмотрите, как это делают в сорока других странах» — это замечательный резон. Но в других странах иные экономические реалии. И когда разговор возвращается раз за разом на один и тот же путь — надо уважать других участников программы и зрителей. Ну, а если Евгений чувствует себя обиженным, то я могу его уверить, что не испытываю к нему никаких негативных чувств, несмотря на то, что он пишет. И всегда с радостью жду его в своей программе.

Культура: Вы могли бы посвятить отдельную передачу теме национализации Центробанка, возможности установки низких процентных ставок? Эти вопросы активно обсуждаются людьми и в интернете, и «на кухне».

Соловьев: А кто будет смотреть программу про национализацию Центробанка? Это очень специфический и очень профессиональный разговор, когда он отходит от первых пяти популистских минут. В нем должны участвовать специалисты, а они не вызывают у широкой аудитории интереса. Такой разговор может вестись, например, на телеканале РБК. Или у нас в разделе «Экономика» на телеканале «Россия-24». Но выделять прайм-тайм для такой специфической темы — это значит потерять аудиторию.