→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Российский журналист, теле- и радиоведущий, писатель Владимир Соловьев провел в Воронеже мастер-класс по технике жестких переговоров в пятницу, 22 апреля. Семинар популярного теледеятеля собрал полный зал слушателей, несмотря на то что цены на мероприятие «кусались». Самые дешевые билеты на лекцию Соловьева стоили 7 тыс. рублей, vip-места – 32 тыс. рублей.

На мастер-классе Владимир Соловьев учил представителей воронежской бизнес-элиты тонкостям переговоров: грамотному поведению в конфликтных ситуациях, использованию убедительных аргументов, противостоянию манипуляциям, закрытию сделок на выгодных для себя условиях. Семинар продлился пять часов.

В перерыве телеведущий поделился первыми впечатлениями о воронежцах в Twitter. Чувство юмора горожан Соловьев оценил на пять баллов.

– Очень хорошие вопросы задавали из зала, реакция великолепная. Сразу чувствуется: люди профессиональные, умные, с хорошей русской речью. Глазки горели, вели себя очень вежливо и сдержанно, доброжелательные, – отметил в беседе с корреспондентом РИА «Воронеж» Владимир Соловьев.

– Владимир Рудольфович, в ходе семинара вы сказали, что в нашей стране принято критиковать власть, но Воронежская область – одна из немногих в России, которой повезло с губернатором. Почему вы так считаете?

– Потому что Воронеж слышен исходя из сравнений с другими губерниями и понимания общих тенденций. Это не пиар. Отнюдь. Какой может быть пиар, если я могу зайти в магазин и купить воронежскую говядину, которая реально лучше продукции из других городов? Это уже не пиар, а действительно качественная работа. Когда просто что-то говорят, народ может и не поверить. Но когда в Москве народ ломится в ресторан под названием «Воронеж» – в столице он сейчас один из самых популярных – и сметает там мясные блюда на раз, это говорит о качестве. Там готовят из воронежского мяса. И посетители его предпочитают любому мраморному японскому. Там вообще все очень хорошо продается. Потому что народ готов платить за хорошее.

– Вы начинали карьеру на центральном телевидении с ток-шоу «Процесс», которое вели вместе с Александром Гордоном. Сейчас с ним общаетесь?

– Это было миллион лет назад. Мы и тогда-то не общались, сейчас – тем более. Саша очень милый человек, который живет своей жизнью. И дай бог ему всего хорошего. Но он для меня совершенно не интересен.

– Программы его тоже не смотрите?

– А что там смотреть? Я не любитель копошиться в чужом белье. Жанр, в котором работает Саша, далек от меня. А он пусть и дальше в нем варится, пожалуйста!

– В своих передачах вы часто приглашаете в студию Владимира Жириновского, но общаетесь с ним несколько снисходительно, даже с какой-то долей юмора. Получается, он у вас выступает в роли некоего свадебного генерала?

– Нет, конечно. Жириновский – один из самых мудрых российских политиков. Но дело в том, что он предлагает такую форму, которой ты должен соответствовать. А я всегда стараюсь соответствовать настроению своих героев. Владимир Вольфович выбирает несколько эпатажную форму, поэтому здесь не должно быть диссонанса. Если ты на эту эпатажную форму реагируешь абсолютно серьезно, возникает разрез сознания. Моя главная задача – создать Владимиру Вольфовичу, как и любому другому участнику программы, максимально удобные условия для выражения своей точки зрения. Жириновскому это комфортно, он чувствует волну, подхватывает, начинает раскрашивать свои мысли удивительными метафорами и образами. На самом деле он очень остроумный человек.

– Можете спрогнозировать, кто из политиков будет баллотироваться в президенты в 2018 году?

– У нас много ярких политиков. В том числе и среди губернаторов есть сильные ребята. До 1998 года кто вообще о Путине слышал? Россия – страна особенная, и толковых политиков у нас большая обойма. Причем разного возраста. Вопрос же не в альтернативной личности, а в позиции, в направлении. А здесь уже решают избиратели – есть ли такие люди.

– На ваш взгляд, женщина-политик может стать главой государства?

– Вообще-то в истории нашей страны такое было не раз, ничего женщинам не мешало стоять у руля. Вопрос в другом: кто из нынешних женщин сможет? Ира Хакамада сейчас не политик, она специально ушла, чтобы заниматься общественной деятельностью. А посмотрите, сколько у нас в правительстве женщин-политиков! Татьяна Голикова, например. Сколько у нас в думе женщин-политиков – ярких, мощных! Разве важен вопрос, станет ли кто-то из них президентом? Это, скорее, вопрос к категории качества, а не к категории пола. Женщин нужно уважать настолько, чтобы не делать им скидку на то, что они женщины. Не надо играть в поддавки. Все очень просто. Поэтому вопрос, может ли в России президентом стать женщина – все равно, что спросить, может ли президентом стать не россиянин, то есть не русский по национальности. Так в чем проблема – за кого проголосуют граждане, тот и станет. У нас дикое количество видных, замечательных, талантливых женщин.

– В 2015 году вы показали документальный фильм «Президент» – ваше интервью с Владимиром Путиным. Испытывали ли вы волнение, общаясь с президентом?

– Мне было легко общаться с Путиным, он очень комфортный собеседник, серьезно включается в каждую тему. Единственное, что меня немного смутило, – это расстояние между нами. В фильме «Президент», в отличие от «Миропорядка», нас почему-то по кадру очень далеко друг от друга посадили. Из-за этого мне в начале беседы было плохо слышно. Это было единственное неудобство. Все остальное прошло хорошо.

– Если посмотреть ваш Instagram, такое впечатление, что вы вообще не отдыхаете: съемки, перелеты, мастер-классы, футбол.

– Я в самолетах сплю и в машинах. А в футбол играю по утрам в субботу и в среду вечером – этот график у меня жестко спланирован на много лет вперед.

– Вы еще восточными единоборствами увлекаетесь – они помогают концентрироваться в сложных ситуациях?

– Никак они не помогают! Напротив, они меня каждый раз огорчают, потому что я понимаю, насколько далек от совершенства. В работе больше помогает концентрироваться просто спорт. В моем возрасте уже надо быть великим мастером и жить высоко на горе или далеко в пещере. А так как я не собираюсь уходить от мира сего, приходится довольствоваться тем, что есть – физкультурой.

– Медитацию не практикуете?

– Посмотрите на меня: где медитация, а где я.

Источник: РИА «Воронеж»