→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

Владимир Соловьев в интервью "Спорт-Экспресс" размышляет не о продуктах созданной в российском футболе системы, а о ней самой.

– Люди не понимают – когда ты являешься известной персоной, соответственно, несешь высокий уровень ответственности, – начал Соловьев. – В контрактах игроков НБА, НХЛ жестко прописаны нормы поведения. Спортсмены понимают, что не могут бросать тень на клуб, на спорт в целом, они должны быть ролевой моделью. Связано это и с тем, что у большинства игроков есть рекламные контракты. И изменения в имидже тут же отражаются на финансовом состоянии. В России футболисты, по большому счету, никак не зависят от рекламы. Они артисты кукольного театра Карабаса Барабаса. Захотелось какому-нибудь дядечке видеть игрока в своем клубе, и он платит любые деньги. Это не бизнес, а игрушка. И вот появляется игрочишка, ничего в жизни не выигравший, чемпион мира на тренировках. В итоге мы приходим к тому, что создано поколение, для которого понятие государственного гимна не играет никакой роли. Они не знают, что это – слышать гимн своей страны, находясь на пьедестале.

– Параллели со спортом?

– Единственный их шанс услышать гимн страны и ощутить триумф – именно в кабаке, когда выносят шампанское. Они чемпионы по его распитию. Как забавно подметил генерал Маркин, разливали не они. Они бы не попали. По Кокорину хотел бы сказать отдельно. Это любимец всех тренеров, с которыми он работает – Александр хорош на тренировках. Но игры, когда нужен характер, это совершенно другое! А характера нет.

– Но есть в этой истории с кабаком нюанс. Заказывали шампанское и платили за него не Кокорин и Мамаев.

– А какая разница? Ты проиграл Euro-2016, после чего торчишь в Монако. Звучит гимн твоей Родины, а ты сидишь с шампанским и кальяном. Где чувство ответственности?

– Что им надо было делать?

– Да посмотрите на Месси! Лео проиграл финал Кубка Америки, после чего рыдал и заявил об уходе из сборной. Он чувствует свою вину за незабитый пенальти. А эти как отреагировали? Бесполезно объяснять, люди не понимают разницы, слова для них ничего не значат. Это поколение потеряно.

– Оба футболисты выведены из основных составов своих клубов. Какими могут быть последствия?

– Да никакими. Игрочков нет для сборной. Нет людей! Мы дошли до того, что накупили в клубы всех, кого могли, а для сборной начали натурализовать тех, кто и близко не оправдывает ожиданий. Вся эта суетливая кампания выглядела недостойной. Нет игроков.

– То есть в Исландии есть, а в России нет.

– А потому что в Исландии есть система воспитания. Есть поля, тренеры. Но давайте все же не переоценивать то, что произошло. Да, исландцы молодцы, но нельзя говорить, что они показывали выдающийся футбол. Как пошутил сэр Бобби Чарльтон, "мы бы обыграли исландцев со счетом 1:0". Речь шла о знаменитой команде Англии 1966 года. Чарльтон имел ввиду, что игрокам той команды уже глубоко за 70, и больше одного забить тяжело. Исландия показала образец профессионального отношения к спорту со стороны государства. И для России пример Исландии – пощечина. У них серьезный подход, а у нас – с барского плеча. Есть у нас замечательные школы, но их мало.

– Но тратит ли Исландия в год на футбол столько, сколько Россия – на зарплаты ряда игроков сборной?

– А Исландия тратит не на идиотизм в виде безумных зарплат. Деньги выделяются на развитие массового спорта. У нас все смешано в кучу, разрушены основы.