→→→ Купить книги Владимира Соловьева ←←←

В ночь на 28 февраля в центре Москвы на Большом Москворецком мосту произошло убийство российского политика Бориса Немцова. «ВМ» поговорила с известным журналистом Владимиром Соловьевым о трагедии, произошедшей накануне.

- Владимир Рудольфович, что вы думаете об убийстве Бориса Немцова?

- В первую очередь, я думаю о том, что это страшная трагедия. Я хорошо знал Бориса. Это ужас для его семьи, поэтому сначала хочу выразить соболезнования его маме, четверым его детям, всем его родным.

- Кому оно было выгодно, на ваш взгляд?

- Ясно, что когда у вас убийство происходит в таком знаковом месте, настолько тщательно запланировано и подготовлено, это делал кто-то, четко понимая - что, где и как он делает. Для оппозиционных политиков - убил лично Кремль, поэтому срочно к топору. Если послушать людей от власти, то они говорят, что это очередной удар против них для того, чтобы попытаться устроить Майдан с голливудской картинкой. Важно, как быстро следствие сможет разобраться, найти исполнителей и через них выйти на заказчиков. На данный момент оперативность и четкость работы следствия - самое важное. Важно, чтобы освещение и само следствие были такими, чтобы у общественности не возникало сомнений относительно достоверности и неопровержимости предъявленных фактов. Чтобы они понимали, что те, кого поймали, действительно имеют отношение к преступлению.

- Мэрия Москвы согласилась 1 марта перенести митинг оппозиции из Марьино в центр - к месту, где случилась трагедия. Тревожно, надо признаться, от этой новости. Чего ждать?

- Тревога есть у всех - естественно. Надо четко понимать, что таким решением власть показывает, что она ничего не боится. Власть уверена в своих силах. Теперь ей надо обеспечить митинг и траурные шествия в рамках закона. Попытки участников митинга вывести ситуацию из-под контроля и повторить известные сценарии должны строго и тут же пресекаться. Получится это или нет, узнаем завтра. Для меня очевидно другое - власть ведет себя в этой ситуации гораздо человечнее, чем от нее ожидают.

- Многие оценили убийство Бориса Ефимовича у стен Кремля, как удар в самое сердце России. Возможно ли вообще обезопасить себя от таких провокаций в будущем?

- Этого не избежать никак. Та же Америка со всей своей мощью не смогла защитить когда-то президента Кеннеди. Здесь надо понимать, что со времен, когда Каин убил Авеля, вопросы о том, что и как можно сделать, являются чем-то из области благодушных пожеланий... Важно, чтобы такие убийства расследовались и виновники представали перед судом. Посмотрите, была череда громких убийств в 90-ые годы, в 2000-ые. Увы... Я хорошо помню, как Борис Абрамович Березовский говорил мне о необходимости принесения сакральной жертвы... То есть все сценарии понятны и известны. Да, Немцову угрожали, как угрожают всем более или менее известным политикам. Но говорить в интервью "Собеседнику", что "Путин желает моей смерти", что сделал Немцов, - это звучит, по крайней мере странно, зная президента. С другой стороны, когда человек такие вещи говорит, он невольно готовит почву для тех, кто желает раскачать ситуацию, и дает дополнительную мотивацию врагам Путина для осуществления своих планов.

- Что вы можете нам всем пожелать сейчас?

- Могу сказать только одно: граждане, будьте бдительны! В прямом смысле слова. Внимательно думайте, кто и что вам говорит, к чему вас призывают. Посмотрите на то, что эти люди сделали с Украиной. Особенно думайте, когда вас призывают к насилию. Если вы хотите выразить свои чувства - это святое. Но это не жечь покрышки и бросать бутылки с зажигательной смесью - это уже не выражение своих чувств. Думайте!